Свет И Цвет

Оптические иллюзии, связанные с определением положения и направления

Суждения о форме и движении

Предположим, что в поле зрения мы можем различить две группы объектов. Внутри каждой группы объекты расположены или параллельно или перпендикулярно друг к другу; в то же время обе группы наклонены одна относительно другой. В этом случае одна группа покажется «преобладающей», и мы будем склонны рассматривать ее как истинный эталон для определения горизонтальных и вертикальных направлений.

Если случается так, что поезд останавливается или замедляет ход на повороте и вагон вследствие этого наклоняется, то все столбы, дома и башни представляются мне опрокинутыми в противоположную сторону. Я хорошо сознаю наклонное положение моего вагона, но лишь до определенной степени.

Если в коридоре кренящегося под ветром корабля мне встречается человек, то он кажется отклоненным от вертикали. Если мы спускаемся по склону горы, то горизонт нам кажется слишком высоким.

«Вдоль крутого склона плыли мы к Голландии. Море на западе слегка волновалось и поднималось так высоко, как будто грозило наводнением» (Письма А. Тернерса, 1827 г.).

Нечто подобное ощущает велосипедист, оценивая небольшие уклоны дороги. Та часть дороги, по которой он едет, будет неизменно казаться ему слишком горизонтальной, при спуске с крутого холма полоса воды сбоку от дороги не производит впечатления горизонтальной, но как бы приподнимается навстречу велосипедисту. На легком уклоне ему кажется, что дорога идет дальше вверх, хотя в действительности она остается ровной; подъем вдали представляется слишком крутым, напротив — длинный спуск слишком пологим. Глаз отмечает преимущественно, как меняется передо мной наклон дороги, и зрительные впечатления часто расходятся с теми, которые я испытываю, нажимая на педали.

Проезжая как-то на велосипеде вдоль высоколежащей дороги, что проходит немного севернее Аркнема, я рассматривал простиравшуюся передо мной в южном направлении долину, где находятся кирпичные заводы с их высокими трубами. Хотя я знал, что они стоят в низине лугов, раскинутых вдоль Рейна, у меня складывалось неопровержимое впечатление, что они находятся на вершине гребня холма на гораздо большей высоте, чем равнина.

Подобные зрительные восприятия усиливаются, если им помогает чувство равновесия и напряжение мышечной системы. Когда самолет идет на посадку, пассажиры видят пейзаж наклоненным по отношению к кабине. Одновременно они чувствуют силу тяжести, которая складывается с центробежной силой. Зрительное впечатление ог этого становится еще более убедительным.

Если поезд делает поворот на полном ходу, то мы видим, как все вертикальные предметы в пейзаже как бы наклоняются; здесь играет роль зрительное впечатление и мышечное ощущение. Если поезд вдруг остановится, находясь в таком положении, или начнет идти медленнее, то часть эффекта сразу же исчезает.

Любопытную иллюзию можно наблюдать в поезде в момент торможения. Обратите внимание на трубы, дома, оконные рамы или любые другие вертикальные предметы. В момент, когда поезд явственно замедляет ход, у вас создается впечатление, что все эти вертикальные линии качнулись вперед, причем отчетливее всего — как раз перед полной остановкой поезда. Сразу после этого они снова становятся прямо. При этих условиях даже горизонтальный луг казался наклонившимся и затем возвращался в обычное положение.

Объяснение состоит в том, что при торможении мы чувствуем легкий наклон вперед, как если бы изменилось направление силы тяжести. Соответственно мускульному ощущению этой новой «вертикали», окружающие предметы также качнутся вперед.

Наш выбор: Актуальная информация https://www.unibos.ru/instructors/ у нас на сайте. в Нижнем Новгороде